listener_95 (listener_95) wrote in forever_michael,
listener_95
listener_95
forever_michael

Перевод книги Афродиты Джонс "Заговор". Глава 27. It’s a Thriller

продолжение перевода



Когда следующим свидетелем защиты был вызван Бретт Барнс, кровь отлила от лица Тома Снеддона, и он побелел, как полотно. Окружной прокурор просто не мог поверить в то, что еще один молодой человек выступает вперед и встает на защиту Майкла Джексона. Быть может, Снеддон полагал, что ему удалось запугать большинство этих юношей. За кулисами гуляли слухи, будто люди, поддерживающие прокурора, пытались надавить на некоторых свидетелей защиты и удержать их от участия в процессе.

Осведомленные источники знали, что команда прокурора пыталась травить людей, вроде Маколея Калкина. Мезеро проинформировали, что полицейские Санта Барбары ходили и опрашивали соседей по меньшей мере одного ключевого свидетеля. Это могло бы возыметь устрашающий эффект. Но друзья Джексона по-прежнему прибывали в зал суда по собственной воле.

Бретт Барнс, 23-летний молодой человек, прилетевший из Австралии, сказал присяжным, что ему пришлось уволиться с работы в Мельбурне, где он был дилером рулетки, для того чтобы выступить на суде в Санта Марии. Стоя за панелью на месте для дачи свидетельских показаний, Бретт описывал Майкла как джентельмена и хорошего друга, с которым он знаком с пяти лет.

Барнс рассказал присяжным, что когда ему было пять лет, он вместе с мамой написал Джексону письмо, и умудрился передать его одному из танцоров Джексона в аэропорту Мельбурна. Спустя некоторое время семья Барнсов получила звонок от Джексона, и с тех самых пор они подружились. Барнс свидетельствовал, что впервые он и его семья посетили Неверленд в 1991 году.
Молодой человек насчитал по меньшей мере десяток поездок всей семьей в Неверленд. Он сказал присяжным, что чаще всего предпочитал ночевать в спальне Майкла. Без каких бы то ни было колебаний, Бретт абсолютно спокойно говорил о времени, проведенном с Майклом в его спальне, происходившее за дверями которой так беспокоило и огорчало взрослый мир.

«Как бы вы описали его комнату?» - спросил Мезеро.
«Она большая. И это здорово, потому что там можно заниматься разными забавными делами – играть в видеоигры и все такое. Это лучшее, что я могу сказать о ней», - ответил Барнс.
«Вы когда-нибудь оставались в постели Майкла Джексона?»
«Да, оставался».
«Как думаете, сколько раз?»
«Не счесть».
«Майкл Джексона когда-либо совершал развратные действия по отношению к вам?»
«Безусловно, нет», - сказал Барнс. «И могу вас уверить, если бы подобное произошло, я бы не стоял сейчас здесь».
«Носили ли прикосновения мистера Джексона сексуальный характер?» - спросил Мезеро.
«Никогда. Я бы этого не потерпел», - ответил Барнс.
«Прикасался ли когда-нибудь мистер Джексон к любой части вашего тела таким образом, что вам это показалось непристойным?»
«Никогда такого не было. Это не та категория вещей, на которую бы я закрыл глаза».

Бретт Барнс описывал время, проведенное в комнате Майкла, как маленькие праздники. Он поделился с присяжными, что помнит, как в комнате с ними бывали его сестра, племянники Майкла, а также Фрэнк, Альдо и Мари Николь Касио. Иногда и Маколей Калкин играл там вместе со всеми. По словам Барнса, эти времена он вспоминает с любовью. Рассказывая о веселье в Неверленде, Бретт говорил о том, как они ели всевозможную еду, смотрели кучу мультфильмов, катались в парке развлечений, играли в аркады и ездили на мотоциклах по территории ранчо.

«Вы знаете об обвинениях, заключающихся в том , что мистер Джексон неподобающе прикасался к вам, когда вы были вместе с ним?» - спросил Мезеро.
«Да, знаю. И я ужасно взбешен», - сказал Барнс.
«Вас это разозлило?»
«Да».
«Отчего же?»
«От того, что это неправда. И от того, что в это дело впутали мое имя и смешали его с грязью. И мне действительно все это очень и очень не нравится».

По лицу Барнса наблюдатели в зале суда могли видеть, что тот рассержен. Он не понимал ложных обвинений, сделанных бывшими сотрудниками Неверленда. В особенности тех обвинений, о которых говорили работники, пытавшиеся вымогать у Джексона деньги. Молодой человек был наслышан о циркулировавших слухах, которые пустили раздосадованные члены обслуживающего персонала, будто он и Майкл вместе принимали душ. Бретт Барнс заявил присяжным, что ничего подобного никогда не было, и что эти люди распространяли ложь.

Барнс описывал Джексона как давнишнего друга, как человека, с которым он поддерживал отношения на протяжении многих лет. Было очевидно, что молодой человек наслаждался дружбой с Джексоном, который, по его словам, был им «как член семьи».

Когда Рон Зонен приступил к перекрестному допросу, он захотел, чтобы Бретт Барнс уточнил, как часто он оставался в комнате Майкла. Барнс решительно и без колебаний ответил, что всегда спал там. Но Зонен полагал, что в этом есть что-то предосудительное, и хотел, чтобы Барнсу стало стыдно.

«То есть, сэр, это правда, что вы практически все время ночевали в его спальне, так?» - спросил Зонен.
«Да», - подтвердил Барнс.
«И в это время, кроме вас и Майкла Джексона, в комнате никого больше не было, правда?»
«Нет, не правда».
«Не могли бы вы назвать нам имена людей, которые оставались в спальне вместе с вами?» - попросил Зонен.
«Моя сестра. Маколей Калкин. Левон и Элайя», - начал вспоминать Бретт. «Также там бывали Фрэнк, Эдди и Доминик, и сын Майкла - Принс».

Зонен с трудом мог поверить в услышанное, когда Барнс свидетельствовал, что он продолжал оставаться на ночь в спальне Майкла до 19 лет. Молодой человек рассказал присяжным, что он оставался в комнате Майкла вместе с его сыном Принсом Майклом I, которому на тот момент было 3 года. И это было просто выше понимания Зонена.

Пока Бретт Барнс говорил, наблюдатели в зале суда не сводили с него глаз, пытаясь прочесть невербальные сигналы его тела. Было очевидно, Зонен собирался сделать все, что в его силах, чтобы сбить с толку свидетеля. И люди ждали, будет ли он использовать тех же приемы, что и с Уэйдом Робсоном. Когда Уэйд стоял на месте свидетеля, Зонен показал ему книгу, которая называлась «Мальчишки останутся мальчишками» (Boys will be boys).

Эта книга, которую Зонен любил демонстрировать вместе с другой под названием «Мальчик» (The boy), была изъята при давнем обыске Неверленда в 1993 году. Обе книги содержали художественные фотографии обнаженных мальчиков, так же как и фотографии мальчишек, одетых в плавки, играющих на пляже, висящих на деревьях и просто резвящихся. Когда Робсон был на месте для дачи показаний, Зонен попросил его взглянуть на книгу «Мальчишки останутся мальчишками» (Boys will be boys), и сказать присяжным, являются ли эти фотографии, на его взгляд, достаточно невинными. Уэйд Робсон посмотрел на улику и заявил, что никогда ее ранее не видел. После чего сказал присяжным, что, по его мнению, книга эта абсолютно безобидна.

Наблюдатели в зале суда видели, что Зонен буквально накидывался на этих молодых людей, пытаясь любым способом заставить их нервничать. Зонен хотел подогреть интерес присяжных, и засыпал юношей обличительными вопросами о непристойных действиях, поднимая подробные материалы сексуальной тематики. Эта тактика не сработала с Уэйдом Робсоном, и присяжные начали раздражаться, недоумевая, какой грязный способ на этот раз выберет представитель обвинения в попытке расколоть Бретта Барнса. Перекрестный допрос Рона Зонена становился все более изощренным, и люди в зале суда приготовились к новому виду нападения.

«Мистер Барнс, как вы полагаете, быть растленным постыдно?» - спросил Зонен
«Безусловно», - ответил Барнс.
«Конечно. А почему тот, кого растлили, испытывает стыд?»

Барнс попытался ответить на этот гипотетический вопрос, но Мезеро высказал протест, обосновывая его тем, что вопрос призывал к предположению, и Зонен двинулся дальше. Он расспрашивал Барнса о каждом году его жизни, начиная с момента, когда тот впервые посетил Неверленд возрасте 9 лет. Каждый раз он задавал вопрос, оставался ли Барнс ночевать в одной постели с Джексоном в 9 лет, в 10, в 11, в 12 и так далее.

Барнс сказал, что он не помнит, сколько точно лет ему было во время каждой поездки в Неверленд. Но припомнил, что спустя год после первого посещения ранчо, он снова приехал в гости в Майклу, и каждую ночь провел в его комнате.

«Вы и по сей день продолжаете спать с Майклом Джексоном?» - поинтересовался Зонен.
«Нет», - ответил ему Барнс.
«Сколько лет вам было, когда вы перестали ночевать в его спальне?»
«Не могу сказать».
«И почему же вы больше не спите с Майклом Джексоном?»
«Ну, у него теперь есть свои дети».

Зонен будто под лупой разглядывал каждый случай, когда Барнс делил постель с Джексоном. Он все давил и давил, пытаясь выставить вещи в негативном свете. Но по лицу Бретта Барнса было ясно, молодой человек уверен - ни он, ни Майкл не сделали ничего дурного.

«Вы когда-нибудь беседовали с отцом на тему допустимости ваших ночевок в постели 35-летнего мужчины?» - спросил Зонен.
«Не припоминаю такого», - сказал ему Барнс.
«Вы когда-нибудь беседовали с матерью об этом и о том, является ли постель 35-летнего мужчины самым подходящим местом для вас?
«Не припоминаю такого».
«Демонстрировал ли он вам когда-либо материалы, носящие сексуальный характер?»
«Безусловно, нет».
«Вы знали о том, что он владел материалами, носящими сексуальный характер?»
«Нет».

Зонен попросил Барнса подробно рассказать присяжным о его путешествиях с Джексоном, о сопровождении его в турне по таким экзотическим местам, как Южная Америка, и о поездках по городам Северной Америки. Барнс свидетельствовал – он чувствовал себя «счастливчиком, что ему удалось попутешествовать с Джексоном. Это было необыкновенно – присоединиться к поп-звезде во время его тура. Барнс рассказал присяжным, что Джексон устроил всю поездку, оплатив расходы всей его семье.

«Во что вы, как правило, были одеты, когда ночевали с Джексоном?» - спросил Зонен.
«В пижамные штаны, футболку. Иногда в футболку от пижамы с длинными рукавами», - ответил ему Барнс.
«Всегда?»
«На мне всегда были пижамные штаны и футболка».
«А на мистере Джексона?»
«То же самое, что и на мне».
«Вы когда-нибудь говорили с Майклом Джексоном о том, допустимо ли спать вместе с ним?» - саркастически поинтересовался Зонен.
«Не припоминаю такого», - сказал Барнс.
«Как всегда «не припоминаете». А вы когда-нибудь беседовали с Майклом Джексоном на тему того, стоит ли вам делить с ним постель или нет?»
«Не припоминаю такого».

Зонен пытался вытащить из Барнса признание, что Джексон трогал его или целовал, но единственной вещью, которую смог вспомнить Бретт, были слова Джексона «Я тебя люблю», которые он часто произносил. Еще Бретт припомнил, что Майкл целовал его в щеку и в лоб. Это был максимум.
Tags: books & magazines, conspiracy, documentary, trials & tribulations
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments